ЖИЗНЬ

Почему чиновники так не любят принимать решения разберётся суд

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас

Страх принятия решений стал характерным не только для государственного сектора, но и для квазигосударственных структур. Своими размышлениями на тему стремления чиновников избегать ответственности на сайте zakon.kz поделился Даулет Абжанов, Главный юридический советник АО «Народный Банк Казахстана».

Недавно председатель Верховного Суда Республики Казахстан Жакип Асанов призвал государственные органы отказаться от практики проходить все судебные инстанции (разумеется, кроме случаев, когда госорган считает себя правым). По его мнению, это поможет разгрузке судов.

Что правда, то правда. Не секрет, что существует негласная установка среди госчиновников – по любому судебному спору (в качестве истца или ответчика) проходить все инстанции. И не важно при этом, насколько права госструктура или нет, насколько убедительны ее доводы или они «на воде вилами писаны» – все равно почти наверняка судебное дело не ограничится лишь одной инстанцией.

Почему так поступают чиновники? Чтобы можно было отчитаться перед вышестоящими или контрольно-надзорными организациями о том, что, дескать, все правовые меры предприняты, все способы испробованы. И даже если изначально спор выеденного яйца не стоил, даже если очевидна была неправомерность позиции госоргана – все это не важно. Для боязливого и пугливого чиновничьего ума важно то, чтобы «все процедуры были соблюдены».

А в итоге, действительно, отвлекаются ресурсы самих госорганов, судов, прокуратуры и негосударственных субъектов.

Обозначенная г-ном Асановым проблема упирается не только в высокую нагрузку на судебную систему. Проблема гораздо шире, и заключается она в низкой эффективности государственного аппарата в целом. Если чиновник вместо того, чтобы в рамках своей компетенции принимать законные и справедливые управленческие решения, требует всякий раз «подкрепления» в виде судебного акта, разъяснения прокуратуры и т.п., то можно говорить о низкой эффективности его управленческой деятельности.

Отчего же у госслужащих такая тяга «прикрыться»? Из-за боязни ответственности за принимаемые решения. Но эта боязнь – лишь проявление упущения более системного масштаба. Существующая система оценки государственного управления (если вообще таковая есть), поощрений и наказаний госаппарата нацелена не на достижение положительных результатов госуправления, не на защиту законных прав, свобод и интересов граждан и других субъектов, а на то, чтобы не быть заподозренным в преследовании частных интересов, не попасть «под раздачу» при очередных разборках.

Допустим, налоговый инспектор необоснованно начислил вам сумму налога и штрафы. Вы идете с жалобой к его начальнику, пытаясь доказать свою правоту. Начальник видит ошибки нижестоящего, но как ему поступить: отменить своим решением незаконно начисленную недоимку, но при этом рискуя навлечь на себя подозрение в коррупции, или оставить ошибочное решение в силе, посоветовав вам обратиться в суд, пусть, мол, суд решит дело? Как думаете, какой вариант будет более комфортным для него? Конечно, второй, ибо ему легче не принимать на себя ответственность, переложив ее на кого угодно («подальше от греха»), даже несмотря на очевидную обоснованность вашей жалобы.

Почему так? Да потому, что чиновник знает: пусть он взыщет с налогоплательщика излишнее (хоть и в нарушение закона), чем не довзыщет (хотя и в соответствии с законом). В первом случае его не заподозрят во взяточничестве и не накажут за излишний формализм, нарушение прав и интересов налогоплательщика, и, следовательно, он практически ничем не рискует. А вот во втором случае про него наверняка подумают, что получил взятку, коль пошел навстречу налогоплательщику и удовлетворил его законное требование; по голове за это не погладят. В сознании госслужащего отражается страх репрессивного отношения к нему в случаях проявления самостоятельности даже при принятии разумных и законных решений.

В таких условиях чиновникам гораздо важнее (и безопаснее) вести себя не столько «по закону», а сколько «по процедуре»; не столько в соответствии со здравым смыслом, а сколько руководствуясь формальным подходом. Вот потому и срабатывает формула «Суд пусть сам разберется».

Такая психология действует практически во всех сферах и уровнях государственного управления: органам разрешительной системы всегда легче отказать, чем выдать разрешение; органам следствия легче «подзагрузить» обвиняемого лишним или утяжеленным составом, чем сразу отказаться от сомнительных обвинений («суд сам переквалифицирует на менее строгое») и т.д.

Вы вообще слышали, чтобы чиновников наказывали не только за коррупцию, хищения и пр., но и за непринятие в рамках своих полномочий управленческих решений, повлекших нарушение законных прав, свобод и интересов негосударственных субъектов? Хотел бы ошибиться, но я вот не припомню таких случаев. У нас любят громко заявлять об очередном задержанном коррупционере, нежели о нерадивом и некомпетентном госслужащем, по вине которого бюджету пришлось выплачивать компенсацию частным субъектам из-за допущенного им нарушения закона.

Страх принятия решений стал характерным не только для государственного сектора, но и для квазигосударственных структур – национальных холдингов, компаний и т.п. Там тоже менеджмент старается найти сто причин, чтобы уклониться от подписания более-менее важных решений, отложить, переложить его на кого-нибудь. Не хватает ярких личностей, не боящихся принимать на себя ответственность за смелые и неординарные решения. Более того, этот страх перекинулся и на управленцев коммерческих организаций; уже и там добиться принятия нестандартных решений становится все труднее.

Правильный подход в системе поощрений и наказаний госслужащих должен заключаться, во-первых, в наказании за перекладывание своих прямых полномочий и обязанностей на вышестоящие или другие лица, во-вторых, в наказании за допускаемые нарушения законных прав, свобод и интересов граждан и других субъектов. Необоснованно отказал в выдаче разрешения, неправомерно начислил налоги, штрафы, необоснованно привлек к ответственности, отклонил законное требование частных субъектов, доведя дело до суда (хотя мог и должен был разрешить ситуацию по закону в рамках своих полномочий) – отвечай за это.

Соответственно, система нуждается в установлении поощрений госслужащим за восстановление нарушенных прав и интересов и недопущение таких нарушений.

Служение общественным интересам, соблюдение и защита прав, свобод и интересов негосударственных субъектов – вот что должно быть в основе критериев оценки деятельности государственного аппарата, его KPI.

Внедрим это – и госорганы научатся самостоятельно решать спорные вопросы, следуя закону, здравому смыслу и не доводя конфликты до суда. Глядишь – и нагрузка на суды уменьшится.

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас

= ПОПУЛЯРНОЕ =

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: