АНТОН СЕРГИЕНКО

Чаган – мертвый город. Созданный для войны, потерянный для мира

ФОТО ВИТАЛИЯ ИВАНОВА
Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
1821

Корреспонденты FACTUM побывали на руинах когда-то секретного города.

С 1954 года (начало строительства) до 1994 Чаган носил статус закрытого административно-территориального образования. Получил он его из-за размещения рядом с ним военного объекта государственной важности – внеклассовой взлётно-посадочной полосы, которая использовалась для базирования тяжёлых ракетоносцев стратегической авиации Ту-95.

 

Само возникновение городка, с населением в 11 с лишним тысяч человек напрямую связано с «холодной войной» между СССР и США.  Офицеры-лётчики несли службу в обстановке строгой секретности.

Самолёты дивизии предназначались для ударов по базам НАТО в Азии и в акватории Индийского океана, на территории КНР. Неудивительно, что и сам Чаган был одной из важнейших целей для НАТО, предопределенных к уничтожению в случае начала войны.

В документах город частенько обозначался как Семипалатинск-4.

Закрытые города, обслуживающие военно-промышленный комплекс, всегда отличались высоким уровнем снабжения и хорошей инфраструктурой. В городке работали два детских садика, начальная и средние школы, стадион. Были и Дом культуры, магазины, кулинария, даже своеобразный проспект. И внутри таких городков жизнь текла по другим законам: там было спокойнее, чем в любом другом городе, большинство знали друг друга, жители активно участвовали в его благоустройстве, а управлялся он по сути военными методами.

Бывшие жители Чагана – военные и их семьи, разлетевшиеся по всему бывшему Союзу, – вспоминают о жизни в нем с нежной ностальгией, в которой явно прослеживается гордость причастности к военной мощи супердержавы.

Фото В.Добролюбского

Сейчас у города собственное имя, которое не скрыто под грифами секретности, – вот только самого города уже нет.

 

УЖЕ – ИСТОРИЯ

Испытания ядерного оружия (в советские времена это называлось “в интересах народного хозяйства”) были неотъемлемой и привычной частью жизни. Люди реагировали на толчки, лишь отмечая: “опять бомбу взорвали” – причем не только около полигона, но и в Усть-Каменогорске, Семипалатинске, Павлодаре. А в самом Чагане первое время жители даже любовались на эти взрывы. Правда, во время одного из испытаний военный город тоже накрыло радиоактивной волной, но с этим, поначалу запаниковав, все довольно быстро примирились. Ущерб от ядерных взрывов в то время считался чем-то неосязаемым и не очень важным. А военными и их семьями ударные дозы радиации принимались за часть службы.

Вскоре после обретения Казахстаном независимости российские войска, расквартированные в городке с семьями, покинули эти места. Больше ста многоэтажных жилых домов вместе с развитой инфраструктурой были переданы на баланс Министерства обороны Республики Казахстан. Так же, как и уникальная четырехкилометровая взлётно-посадочная полоса гигантского аэродрома.

Правда, самолеты ТУ-95МС – более совершенные, чем размещенные на аэродроме Амурской области ТУ-95К, – были перегнаны по хитрой схеме в Россию. Уже суверенному Казахстану в итоге достались те самые устаревшие ТУ-95К. А модернизированные ТУ-95МС уже из независимого Казахстана «уплыли» в независимую Россию. Впрочем, Казахстан вряд ли нуждался в стратегической дальней авиации, а содержать и обслуживать эти самолеты не было ни ресурсов, ни возможности. Да и блок НАТО был кровно заинтересован в том, чтобы максимально освободить территорию бывших союзных республик от военных угроз для стран западной демократии.

Министерству обороны военный городок такого назначения вряд ли был нужен: Казахстан не стремился становиться мощным игроком на военной карте мира, а значит, и очень специфичная дальняя авиация не отвечала целям внешней политики молодой страны. Другим город посредине степи заняться вряд ли мог. Вся его история связана с военными целями, для мирного времени он не был приспособлен. И он умер, когда авиация оставила его.

С тех пор прошло уже больше двадцати лет. Сегодня о существовании и даже о значении Чагана помнят немногие, хотя и находится он примерно посередине пути от Семея до Курчатова.

Фото Виталия Иванова

Больше сотни зданий, в которых когда-то кипела жизнь, превратились в руины. Многие годы здесь орудовали целые бригады из ближайших населённых пунктов, растаскивающие всё, что имело хоть какую-то ценность. Кирпичные дома разобрали до основания, в панельных многоэтажках обвалили лестничные площадки, вытащили все металлические трубы и даже зачем-то ободрали обои. На голых стенах в некоторых квартирах до сих пор остались обрывки газет, которыми когда-то они были обклеены. Встречаются весьма интересные заголовки, которые можно увидеть на фото. Можно отыскать и пожелтевшие документы тех лет и какие-то брошенные непригодные в использовании вещи.

Фото Антона Сергиенко

По руинам нужно ходить с большой осторожностью. То тут, то там встречаются острые осколки битого кирпича, бетонные перекрытия вот-вот обрушатся, а траншеи из которых извлекали водопроводные и канализационные трубы, постоянно осыпаются. Из-за обилия развалин и траншей кажется, что когда-то здесь велись боевые действия. Эдакая Сирия, среди тополей и берёзок.  По многоэтажкам, на некоторых из которых до сих пор сохранились аншлаги, напоминающие об ушедшей эпохе, гуляет ветер, а местные вороны и сороки считают себя полными хозяевами жизни. Мы могли воочию наблюдать, как одна из них гоняла по небу представителя хищных пернатых, залетевшего на территорию Чагана в поисках пропитания.

Фото Антона Сергиенко

Остатки некогда величественных зданий административного и социально-культурного сектора густо покрыты незамысловатыми граффити в стиле «тут был тот-то» и «спаси и сохрани». Есть и такие, которые каждый, считающий себя венцом эволюции, радостно нацарапает на любой подходящей поверхности. От заасфальтированных дорог не осталось и следа. Местам даже панельные дома начали разбирать. Впрочем, их осталось не так много – не больше десятка.

Иногда сюда приезжают те, кто когда-то нёс здесь службу, предаются воспоминаниям, изредка отваживаясь разбить палатки для ночёвки. Кстати, бывшие жители города даже создали специальный сайт, на котором публикуют воспоминания о нём, фото своих недавних поездок и просто общаются. Они же возвели около трассы Семей-Курчатов памятный камень. Только благодаря ему теперь и можно найти путь в город.

Фото Виталия Иванова

Более частые гости, пугающие облюбовавших остатки зданий птиц – «сталкеры». Город занесён в список мест обязательных к посещению любителей острых ощущений. Следы их пребывания тоже можно обнаружить, при внимательном обследовании развалин. Главное – никогда не забывать об осторожности и не пытаться подняться выше первого этажа.

Мобильной связи в этих местах практически нет. Вся надежда на рации. Потеряться в светлое время суток здесь трудно, а вот провалиться или упасть – легко. И в этом случае позвать кого-то на помощь проблематично. Лет через сорок-пятьдесят, скорее всего всё это будет скрыто деревьями, постепенно отвоёвывающими себе метр за метром территории города.

Фото Антона Сергиенко

Частный сектор, окружавший многоэтажки, тоже в развалинах. В основном они разграблены до основания, но есть и частично сохранившиеся экземпляры. Например, вот это строение, построенное из литровых стеклянных бутылок. Крышу, двери и прочие деревянные части уже разобрали, а вот пустым бутылкам, из которых были сложены стены – видимо применения не нашли, хотя частично и разбили.

Фото Виталия Иванова

Впрочем, как оказалось, город покинули не все. Мы насчитали около десятка жилых домов с небольшими огородами и загонами для скота. В одном из них застали хозяев.

Владимир, как он нам представился, живёт здесь с 1973 года вместе с женой. Сейчас у них два маленьких ребёнка 6 и 4 лет. Старшие уже переехали. Из-за недостатка общения дочка плохо разговаривает и поэтому в ближайшее время он планирует перебраться на постоянное место жительства в Курчатов. Правда не знает, как быть с жильём. По словам мужчины, дом тут трудно продать даже за 170 тысяч тенге (не реклама, но если вам нужна дача вдалеке от людей – почему бы и да, почему бы не помочь человеку). Желающих просто нет, хотя в строении есть и печка, и колонка и даже спутниковая антенна.

Пока мы разговаривали, его чумазые дети бегали рядом, всем своим видом показывая удивление при виде заезжих людей. Всё-таки гости здесь бывают очень нечасто. А с расспросами к хозяевам вообще никто не обращается. Сейчас эти несколько домов территориально относятся к близлежащему посёлку Шаган, сформированному из разбросанных домов около одноименной железнодорожной станции. Там есть даже магазин и акимат, а значит, и хоть какая-то работа. Семья Владимира перебивается на данный момент случайными заработками, но мужчина не отчаивается.

Фото GOOGLE и Виталия Иванова

Примерно в 10 километрах от города располагается четырёхкилометровая взлётно-посадочная полоса, с которой когда-то стартовали самолёты стратегической авиации и даже приземлялся космический челнок «Буран» (аэродром в Чагане был резервным для этого проекта). Толщина бетонных плит аэродрома поражает, почти метр. Возможно, поэтому взлетная полоса и сохранилась почти в первозданном виде, хотя частично была разобрана (там, где плиты потоньше).

Фото Виталия Иванова

Вся инфраструктура аэродрома тоже в руинах. Громадные бетонные ангары, покрытые землёй, сохранились лучше. Их разобрать довольно трудно. Да и применить для строительства вряд ли получится. Всё это можно просмотреть и не путешествуя на сам аэродром – с помощью интернет-технологий и спутниковых снимков (с высоты птичьего полёта, конечно). Судя по всему, последнее время их использовали, как загоны для мелкого рогатого скота. Мы нашли их следы пребывания почти во всех ангарах. Чабанов и самого скота не застали, видимо, ещё не сезон выпаса.

Это мог быть город мечты – небольшой поселок городского типа, который наверняка можно было приспособить для мирной жизни. Обустроенный, проверенный годами эксплуатации, в меру благоустроенный. Но – не довелось. Действительно, что делать в таком военном городе под сенью ядерного полигона, если у полигона уже есть Курчатов?

Впрочем, о городе ядерного прошлого Казахстана – в нашей следующей истории…

Редакция FACTUM выражает особую благодарность обществу ОСА – Усть-Каменогорск и лично Сергею Бердникову за помощь в создании этого материала.


Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
1821
Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: