ЖИЗНЬ

Судья с племянницей обманом похищают деньги предприятия, которое платит за выигрыш дела в суде, а следователь ДКНБ по ВКО нарушает нормы закона, расследуя это дело

Судья с племянницей обманом похищают деньги предприятия, которое платит за выигрыш дела в суде, а следователь ДКНБ по ВКО нарушает нормы закона, расследуя это дело
На днях завершился первый раунд довольно любопытного уголовного процесса.

Суд №2 Усть-Каменогорска посчитал, что судья судебной коллегии по гражданским делам Восточно-Казахстанского областного суда Бакытжан Шарнаева виновна в мошенничестве, а ее племянница Айгерим Ботабаева – в пособничестве этому мошенничеству, но и в самом мошенничестве тоже. А также упрекнул органы досудебного расследования в нарушении законодательных норм.

Цена преступления – 1,2 миллиона тенге, обманом похищенные у товарищества с ограниченной ответственностью и полученных судьей. Факт похищения этих денег суд установил по показаниям свидетелей и основываясь на аудио- и видеозаписях, в том числе полученных и в ходе оперативно-розыскных мероприятий.

Ст.190, ч.3, п.2 УК РК, которая поставлена в вину обвиняемым, предусматривает наказание за совершение преступления  лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, либо должностным лицом, либо лицом, занимающим ответственную государственную должность, если оно сопряжено с использованием им своего служебного положения.

Суд установил обстоятельства совершенного преступления.

ТОО Х (принимая во внимание, что это суд первой инстанции, мы предпочли пока не указывать действительные наименования предприятий и персональные данные участников процесса, кроме обвиняемых) обратилось в суд, оспаривая действия судоисполнителя по наложению взыскания на 20-миллионную дебиторскую задолженность предприятия. Дело рассматривалось одним судьей, но юрисконсульт ТОО Х решила обратиться за помощью в положительном разрешении вопроса к другому – к Бакытжан Шарнаевой, которая в итоге и оказалась на скамье подсудимых.

Шарнаева через свою племянницу запросила за «услуги» 1,2 млн тенге. Хотя в приговоре и сказано, что она не обладала служебными полномочиями в принятии решения и не могла использовать свое служебное положение для принятия решения.

Юрисконсульт ТОО Х согласовала со своим начальством необходимость оплаты этой суммы, и в итоге 1,2 млн тенге были переданы пособнику – племяннице Шарнаевой – Айгерим Ботабаевой. В тот же день племянница отдала тете деньги, а та заплатила за пособничество 50 тысяч тенге племяннице.

На процессе Шарнаева свою вину отрицала, рассказав, что о гражданском деле ТОО Х она вообще узнала лишь тогда, когда ее вызвали в Департамент КНБ. При этом в ходе расследования, сообщила подсудимая, сотрудники КНБ якобы третировали ее саму и членов ее семьи, предлагали сотрудничество, говорили, что на нее у них «ничего нет». И вообще, если ей вменяют получение этих денег, то почему тогда не задержали при их получении?

А племянница частично признала вину, рассказав, что обманула тетю. Якобы она поняла, что решение будет в пользу ТОО Х, потому и решила воспользоваться моментом, получив 1,2 млн тенге. Но если бы дело обернулось не в пользу «клиента», то деньги бы она вернула. А те деньги, которые она передавала тете, рассказала на суде племянница, были погашением личного долга.

Кстати, ТОО Х действительно выиграло первый суд – действия судоисполнителя были признаны незаконными и взыскание на дебиторскую задолженность отменено. Но в апелляции областной суд отменил это решение. Кассация подтвердила решение областного суда.

Понимая, что купленное решение может не устоять в апелляции, юрисконсульт ТОО Х, по ее словам, заранее оговорила риск проигрыша и стоимость выигрыша с Айгерим Ботабаевой. Выигрыш в апелляции якобы должен был обойтись дешевле – в 800 тысяч тенге.

Все судьи, задействованные в обеих инстанциях процесса между судоисполнителем и предприятием, сообщили, что их решения принимались принципиально, никто к ним за просьбой конкретных решений не обращался. А судья первой инстанции сообщила, что свое решение она ни с кем не согласовывала и принимала его самостоятельно.

Суд рассмотрел показания свидетелей и обвиняемых, изучил материалы дела и установил, что факт мошенничества и пособничества доказан. По мнению суда, Бакытжан Шарнаева задумала хищение денег и согласилась оказать содействие по делу, фактически не имея возможности влиять на результаты судебного процесса. А Айгерим Ботабаева выступила посредником при этом и соучастником мошенничества. Ее слова о выплате некоего личного долга суд не посчитал обоснованными.

Факт передачи денег суд также принял за установленный. А слова свидетелей, по мнению суда, подтверждают и отсутствие попыток влияния на результаты суда, как и данных о каких-либо контактах Шарнаевой с судьями, участвовавшими в процессах, за исключением встречи с одним из них в ресторане на праздновании (но при этом не было зафиксировано ни передачи предметов, ни каких-либо разговоров о деле).

В приговоре не указано, по каким причинам, по чьей инициативе и в какой момент в отношении подозреваемых и связанных с делом людей начались спецмероприятия со стороны спецслужбы, однако и выдача денег в офисе ТОО Х юрисконсульту фирмы, и передача их Ботабаевой, и разговоры между подсудимыми были зафиксированы. А лингвистический анализ переговоров экспертизой признан как принятие обязательств и обсуждение деталей намеченного преступления.

Записи, их экспертиза, очные ставки наряду со свидетельскими показаниями убедили суд, что мошенничество было разработано и осуществлено подсудимыми. Впрочем, не все материалы следствия суд признал допустимыми доказательствами из-за процессуальных нарушений в ходе следствия (об этом чуть ниже).

В итоге суд первой инстанции приговорил Бакытжан Шарнаеву к выплате штрафа в двадцатикратном размере похищенного имущества – 24 миллиона тенге. Если она в течение трех месяцев с момента вступления приговора в законную силу не выплатит этот штраф, то она будет лишена свободы из расчета 1 день заключения за каждые 4 МРП неуплаченного штрафа.

А племянницу, Айгерим Ботабаеву, суд приговорил к реальному сроку в 3,5 года лишения свободы, но с отсрочкой наказания на 5 лет (в связи с малолетними детьми и беременностью).

Кроме того, каждая из осужденных должна принудительно заплатить по 20 МРП (48 100) тенге в Фонд компенсации потерпевшим. Имущество осужденных не конфисковывается.

Отметим, что приговор не вступил в силу, так как он вынесен судом первой инстанции. У приговоренных к наказанию есть возможность апелляции и надежда, что этот приговор суда может быть изменен или отменен.

Добавим, что нас заинтересовало еще одно обстоятельство в этом деле.

Суд не принял в качестве доказательства некоторые материалы дела, так как они были получены органами досудебного расследования с грубыми нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства и закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Более того, судья вынес частное определение, потребовав довести до начальника Департамента КНБ по ВКО и прокурора области факт нарушения старшим следователем по особым делам следственного управления ДКНБ по ВКО норм законодательства и принять в отношении него необходимые меры.

Специальные оперативно-розыскные мероприятия (в том числе и в отношении судей) могут быть проведены только с санкции прокурора. Существует вариант, при котором доказательства, полученные в ходе подобных мероприятий и без санкции прокурора, можно было бы использовать в качестве доказательств, однако эти материалы должны быть приведены в уголовно-процессуальную форму. Этого следствием сделано не было, а потому некоторые видеозаписи были признаны судом недопустимыми доказательствами.

Вверх