ЖИЗНЬ

Инвестор хотел обеспечить масками Восточный Казахстан, но споткнулся о наши власти

ФОТО: varandej.dreamwidth.org
Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
В распоряжении акима ВКО и подчиненных ему ведомств есть немало изданий, журналистов, блогеров и прочих «лидеров мнений», которые за бюджетные миллиарды готовы поддерживать проводимую им политику как в экономике, так и в других сферах. О неприятных сторонах работы государственной власти все они обычно молчат, если нет указания затронуть и эту тему: позитив определяет бытие.

Но есть и предприниматели, которым тоже есть, что рассказать, да вот только кто их поддержит в информационных войнах, если их проблема – это реакция или действия государственной власти? В ответ от СМИ им обычно приходится слышать: это коммерческий интерес, мы расскажем за… (следует прайс или просто цена публикации). Сегодня мы решили рассказать о том, как область могла бы получить по миллиону медицинских масок в месяц, возродить предприятие, которое все остальные возродить хотят, да не могут, а целый город, который зависит от этого предприятия, смог бы снова вздохнуть с облегчением. И это не заказная статья, нам просто самим очень интересно, как же так получается, что есть инвестор, есть крайне необходимый государству объект приложения его усилий и средств, а вот результата нет: нашла коса на камень в виде представителей государственной власти.

 

КРЕДИТЫ, УБИВШИЕ ЗАВОД

Серебрянск редко балует новостями. Стабильно работает Бухтарминская ГЭС, входящая в состав «Казцинка», да с вечными проблемами то задыхается, то умирает Серебрянский завод неорганических производств – стратегическое во время СССР предприятие, которое было в двухтысячных задавлено кредитными обязательствами, профинансировано государством, передано в аренду частникам, а потом снова умирающее уже с ними. В начале этого года СМИ страны рассказывали, что задолженность завода по зарплатам сотрудникам составляет почти 20 млн тенге. Сейчас – долг 30 миллионов тенге. И завод снова умирает.

Сам завод – стратегический, для него в числе других в 2012 году разрабатывалась даже специальная программа развития моногородов (Серебрянск – такой, третьего уровня). Потом ее признали неэффективной: несмотря на все ссылки на исторические примеры, красивые таблицы и жизнеутверждающие планы, кризис за кризисом убил эту программу. Сейчас в Серебрянске живут около 9 тысяч человек.

Город депрессивный, и есть лишь два серьезных места работы, вокруг которых и крутится вся жизнь в поселке: Бухтарминская ГЭС и завод неорганических производств. Впрочем, СЗНП таким считать сложно: у него тоже что ни год, так разруха.

Завод изначально был ориентирован на выпуск средств защиты органов дыхания, у него была единственная в Союзе лаборатория по испытаниям фильтрующих средств защиты. Входя в состав химпрома СССР, Серебрянский завод обеспечивал все 15 республик Союза своей продукцией: от опасных производств до аварийного обеспечения работ на месте катастроф (Чернобыльской, например, АЭС). Казалось бы – альтернативы нет, потребление средств защиты дыхания многими производствами в странах СНГ никуда не пропадет, и заводу работать бы и работать.

Но нет. Сначала кредитование через БТА Банк вогнало завод в такие долги, что даже самим заводом расплатиться с ними было нереальным. Почти два миллиарда накопленной задолженности по кредитам для завода, который стоит вдесятеро дешевле – уже самоубийство. Затем завод достался АО «Фонд проблемных кредитов», задача которого пытаться реанимировать предприятия, а через него – арендаторам, для которых в итоге пересдача площадей завода в субаренду была выгоднее и важнее, чем его восстановление.

И потом – как обычно – долги по зарплате, отсутствие оборотных средств, отсутствие эффективного развития, расчет на то, что те же пусть и эффективные, но устаревшие респираторы «Лепесток», будут не только нужны, но и выгодны для покупателей. Не получалось.

 

БЕДА ДЛЯ МИЛЛИАРДОВ – ШАНС ДЛЯ ЗАВОДА

И вот – коронавирус. Проблема для государств и людей, но шанс на спасение для специализированного завода с 60-летней историей производства средств индивидуальной защиты. Тем более что для реального спасения от вируса (учитывая его физические размеры) нужны не простые медицинские маски, а с повышенным уровнем защиты. Ну или хотя бы обычные трехслойные, цена которым была до вируса ничтожной…

Казалось бы – вот он, звездный час специализированного производства.

Даже простые маски в Казахстане (да и во всех других странах) моментально пропали, даже на марлевые маски, созданные по технологиям позапрошлого века, вдруг вырос спрос не только со стороны населения, но и со стороны государственных органов (а это – серьезный и надежный покупатель, платежеспособный опять-таки и закупки у него масштабные, сразу на всю страну). В разы подскочила и цена масок, несмотря на то, что уровень их себестоимости оставался на докороновирусном уровне. Более идеальных условий для скорейшего запуска производства средств защиты дыхания трудно даже придумать.

Опять же – маски и респираторы, произведенные в Серебрянске, считались бы казахстанской продукцией, что открывало широчайшие двери для применения спецпорядка в госзакупках. Даже если сырье для простых масок из Китая и станки оттуда же.

И нашелся даже инвестор, российская компания «Монтажтехторг» и ее аффилированное казахстанское предприятие ТОО «Испытательная лаборатория Востокэнергосервис».

 

ПОГОНЯ ЗА ПРИЗРАЧНОЙ ПОДДЕРЖКОЙ

«В связи со сложившейся ситуацией по коронавирусу COVID – 19, с повышенным спросом на медицинские маски и другие средства индивидуальной защиты органов дыхания, просим Вас оказать содействие по заключению договора аренды имущественного комплекса «Серебрянский завод неорганических производств» между АО «ФПК» (Фонд проблемных кредитов, – ред.) и ТОО «Испытательная лаборатория Востокэнергосервис».
Обязуемся запустить предприятие, сохранить штат работников предприятия, и в кратчайшие сроки организовать выпуск необходимой продукции СИЗОД для борьбы с коронавирусом COVID – 19 на льготных условиях», – писала компания акиму ВКО Даниалу Ахметову 31 марта этого года. В тот день в стране было зарегистрировано 325 случаев заражения вирусом, а несколькими днями раньше появились и первые жертвы.

То есть арендатором была бы казахстанская компания, а не российская. И две компании: российская и казахстанская гарантировали, что завод заработает (причем – быстро), деньги появятся, продукция будет.

Фонд проблемных кредитов 9 апреля отвечает: «Учитывая профиль деятельности Завода и его социальную значимость для региона, в целях всестороннего рассмотрения, предлагаем согласовать данный вопрос с местным исполнительным органом области с предоставлением соответствующего ходатайства в адрес Фонда.
Со своей стороны сообщаем, что Фонд заинтересован во взаимовыгодном сотрудничестве, возобновлении производственной деятельности Завода и сохранении рабочих мест».

В середине апреля заместитель акима района Алтай Сергей Охременко отвечает: ваша программа не в полной мере соответствует постановлению правительства пятилетней давности. В нем есть условия для приобретателя имущественного комплекса Серебрянского ЗНП: “обеспечить сохранение текущей штатной численности работников и непрерывность производственного цикла по производственной программе по повышению эффективности имеющегося производства и выпуску новых видов продукции”.

Вы видите формулировку, указанную в постановлении: этот «чемодан без ручки», который все время живет, как вагончик на американских горках от кризиса к кризису, который практически простаивает и умирает очередной финансовой смертью, от которого вообще-то зависит целый город – на нем надо непрерывно повышать эффективность производства и выпускать новую продукцию. Как можно запустить издыхающее производство с очень ограниченным количеством имеющихся покупателей и устаревшими технологиями – и без его оптимизации? Ну… хотите получить финансово издыхающий завод в аренду или собственность – найдите, как.

Напомним, что в 2015 году, когда вносились уточнения в правительственное постановление «Об особых условиях и порядке реализации имущественной массы товарищества с ограниченной ответственностью «Серебрянский завод неорганических производств», и близко не было никакого коронавируса, и даже медицинские маски были никому особенно не нужны, и особой заботы в запуске спецпроизводства тоже не было.

И обратим внимание читателей: и «Монтажтехторг», и «Испытательная лаборатория Востокэнергосервис» поначалу и не просили именно продать им завод, а на конец марта говорят лишь о возможности его аренды (и с этим решения накопившихся проблем предприятия) – мелочь, но формально мы не видим повода применять к ним условия постановления, которое регулирует именно приобретателя имущества завода, а не арендатора.

И акимат района Алтай пишет 15 апреля в Фонд проблемных кредитов: не возражаем по поводу инициативы ООО «Монтажтехторг» и ТОО «Испытательная лаборатория Востокэнергосервис» по аренде имущественного комплекса СЗНП при условии соблюдения тех самых условий правительственного постановления 2015 года.

Впрочем, в дальнейших письмах «Монтажтехторг» говорит уже и о возможности приобретения имущественного комплекса завода.

«Компания «Монтажтехторг» в период с 2017-2019 годы являлось инвестором данного предприятия, и мы не понаслышке знаем, как обстоят дела предприятия. Убедительно просим Вас дать возможность выкупить и запустить данное предприятие», – пишет предприятие акиму района Алтай Каликану Байгонусову.

А дальше – томительное ожидание, пустая и ни к чему не приводящая переписка.

 

БОКС ПО ПЕРЕПИСКЕ – ПУСТЫЕ РАЗГОВОРЫ

В июне компания уже напрямую пишет акиму ВКО: «Просим Вас дать рекомендательное письмо в АО «Фонд проблемных кредитов», рекомендовать АО «Фонд проблемных кредитов» расторгнуть текущий договор аренды между ТОО «КТБ- Восток» и АО «Фонд проблемных кредитов», и заключить напрямую с нашим аффилированным предприятием ТОО «Испытательная лаборатория «Востокэнергосервис».

Заручиться поддержкой акима в том, чтобы была расторгнута аренда с текущим арендатором (у которого, по данным «Монтажтехторг» долгов на 30 млн тенге и множество затратных задач, которые текущий инвестор выполнить не может), – дорогого стоит. Тем более, что с одной стороны такую «отеческую заботу» про потенциального инвестора со стороны акима области можно расценить и как заботу о будущем депрессивного города, но и как прямое вмешательство в бизнес (взаимоотношения между арендатором и арендодателем), к которому сам аким отношения вроде бы не имеет, хотя завод и находится на подведомственной ему территории.

Дистанцирование самого областного акима от ситуации было вполне понятным. Но «Монтажтехторг» продолжает писать письма и огорчаться, что «мы регулярно обращались к Вам с апреля 2020 года по сей день, на сегодняшний день никаких решений не принято, мы готовы и выкупить, и арендовать данный комплекс, который на сегодняшний день бездействует и находится мягко говоря в неудовлетворительном состоянии».

В пользу сомнений акимов служит хотя бы тот факт, что претензии к этому же предприятию, которое сейчас готово заниматься делами завода за счет своих средств, копятся со времени участия того самого «СЗНП ВК» в судьбе завода.

«Мы являлись инвестором данного арендатора, инвестировали через ТОО «СЗНП ВК» более 70 млн. тенге, но прекратили свое финансирование в связи с нецелесообразным использованием денежных средств», – сказано в июльском письме-обращении на имя акима ВКО.

В 2017 году «получив ключи от всех помещений, руководители ТОО “КТБ Восток” уже через месяц сдали комплекс в субаренду другой организации – ТОО “СЗНП ВК”. В тот же день начальники “СЗНП ВК” передали часть помещений другому арендатору. Остается лишь добавить, что в результате этих действий на территории завода действительно закипела жизнь: несколько фирм открыли офисы, начали заниматься каким-то бизнесом, вовсю пользоваться имуществом предприятия, помещениями и электроэнергией. Одна организация занималась утилизацией, другая получила в пользование железнодорожный тупик, на территории разместили прачечную…» – писала о ситуации газета «Время» в мае этого года, рассказывая о ситуации 2018 года, когда, по данным газеты, Фонд проблемных кредитов провел служебное расследование и выяснил, что вместо производства завод используется как коммерческая сдача площадей, а не для производства. При этом, замечала газета, «у “КТБ Восток” рос долг по коммунальным платежам, а работа по восстановлению предприятия не велась вообще. <…> А у ТОО “СЗНП ВК” бизнес пошел в гору».

«Монтажтехторг» же в своем мартовском письме писал, что во время аренды закупал материалы для производства и выполнял контракты. Это потом инвестирование было прекращено в связи с нецелесообразностью, и директор «СЗНПК ВК» и нынешнего арендатора «КБ-Восток» перестали пускать представителей недавнего инвестора на территорию предприятия. Между тем, напоминает «Монтажтехторг», на предприятии «по сей день используется закупленное нами сырье, в частности, для производства респиратора у2к».

Впрочем, несмотря на былые подозрения, напомним, что Фонд проблемных кредитов поддержал идею «Монтажтехторга», в надежде, что станет «возможным проработать вопрос погашения инвестором имеющейся задолженности перед работниками Завода и Фондом».

Но вся деятельность в течение нескольких месяцев во времена, когда был дорог каждый день, свелась к переписке. Спустя четыре месяца ситуация все та же, что и в конце марта: есть инициатива по запуску производства с перечнем обещаний и даже с программой действий, есть аккуратные ответы. Завод все так же практически стоит. Единственное, что хотелось бы отметить, так это то, что аким района Алтай Каликан Байгонусов в июне побывал на заводе с инспекцией. Там в одном из цехов шили маски – чтобы обеспечить масками население района. Потенциальный инвестор обещал обеспечить средствами защиты страну. А в начале августа и аким ВКО Даниал Ахметов рассказал, что обеспокоен судьбой завода, но там все будет хорошо.

 

НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЕ УТЕШИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

Результаты бесплодных попыток добиться поддержки у государственных чиновников на сегодняшний день – почти нулевые.

Потенциальный инвестор, вероятно, найдет более удобный выход, чем сотрудничество с чиновниками. Хотя, при всей его заботе о здоровье населения, интерес к быстрому весеннему запуску завода был оправдан: как мы уже говорили, для обеспечения прибыльности это был идеальный момент на рынке средств индивидуальной защиты. У него по-прежнему есть желание приобрести завод, он сможет это сделать на торгах. Фонд проблемных кредитов сообщил ему о намерении реализовать Серебрянский завод неорганических производств на открытой электронной торговой площадке АО «Информационно-учетный центр».

А вот мы могли быть обеспечены серебрянскими масками и респираторами сейчас – когда ношение маски стало обязательным во всех общественных местах, или раньше – когда маски самолетами привозили в Восточный Казахстан дружелюбные страны-благодетели (своих масок у нас катастрофически не хватало).

«Монтажтехторг» в программе запуска завода писал, что трехслойные медицинские и технические маски – самая простая в освоении продукция для завода, и при его запуске производительность была бы только по таким маскам 1 миллион единиц продукции в месяц по цене от 70 до 100 тенге.

Но все это – история в сослагательном наклонении. Инвестор, который хотел реанимировать завод и гарантировал, что ему для этого хватит и желания, и сотрудников, и средств, пишет письма. Получает письма в ответ. Эффективная бюрократическая работа. Инвесторы заняты планами, чиновники – письмами и ответами на них. Масок из Серебрянска нет. Завод все так же на грани между жизнью и смертью.

Казалось бы, уж акимату района-то надо вцепляться в инвестора, помогать ему откорректировать планы, лишь бы запустился завод, погасились бы долги, произошел бы ремонт, люди смогли бы работать за зарплату, а не за ее ожидание. Сделать программу запуска завода более конкретной и с необходимыми расчетами (сейчас она больше описательная, чем конкретизированная). Опять же запуск завода сказался бы благоприятно и на экономике района, и на плюсиках в карму акимов и Серебрянска, и района Алтая, а там и область бы отчиталась наверх: мы запустили производство, на котором уже давно поставили крест. Но… четыре месяца бесплодных разговоров во времена пандемии, когда любая помощь была бы к месту. Но… что-то не пригодился нам инвестор с деньгами, планами и обещанием скорейшего запуска завода.

Мы думаем, завод начал бы работать, это не очень сложный и не очень затратный процесс, «Монтажтехторг» рассказывал, что у него есть и контракты на поставку сырья, и планы по реализации продукции, и уже существующие клиенты, и запуск завода можно было бы осуществить в течение одного-двух месяцев. А завод, как мы помним, гарант жизни всего Серебрянска.

Но все благие намерения утонули в бюрократическом болоте.

4 августа аким ВКО Даниал Ахметов написал на своей странице в Facebook:

«Особо отмечу, что дальнейшая работа СЗНП находится у меня на личном контроле. Сейчас к работе приступили новые инвесторы. Долговые обязательства по заработной плате перед работниками завода бывший инвестор закроет. Государственная инспекция труда и судебные органы занимаются данным вопросом».

Говорить, что ситуация изменилась к лучшему? Пожалуй, нет. Можно говорить о том, что аким обещает изменения, но он обещал и взрывной рост экономики района Алтай в связи с переименованием и самого района, и города Зыряновска с новым его именем.

Уточнять, кого именно он считает «новым инвестором» Даниал Ахметов не стал. Насколько нам известно, ситуация с потенциальным инвестором, о предложении которого речь в этой статье, находится все в том же подвешенном состоянии, торги ожидаются, и, вероятно, по их результатам завод будет приобретен именно аффилированной с россиянами фирмой.

Любопытно будет, если окажется, что аким области, говоря об обязательном (на этот раз уж точно) улучшении жизни предприятия, имел в виду другого инвестора.

А мы тем временем отправляем запрос акиму Алтая, чтобы узнать его позицию по запуску завода и то, почему же потенциальный инвестор так и не смог реализовать свой замысел, несмотря на, казалось бы, всеобщее одобрение этой идеи.

 

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас

= ПОПУЛЯРНОЕ =

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: