14:40 | 06 декабря 2023 | Среда

Информационная доктрина Казахстана. Много умных слов о том, каким чиновники видят идеальный информационный мир

20 марта, перед весенними праздниками была утверждена Информационная доктрина Республики Казахстан.

Министерство информации и общественного развития Республики Казахстан прокомментировало это событие так: “Цель доктрины – защита информационного пространства, поддержка отечественных медиа и повышение доступа к информации. Вместе с тем, этот документ имеет большое значение в укреплении гражданской идентичности, реализации информационной политики, отвечающей современным тенденциям и вызовам”.

Мы изучили текст доктрины, который опубликован на сайте Акорды, в поисках подтверждения, что с этого момента жизнь казахстанской журналистики (а значит, и наша) кардинально изменится в лучшую сторону, государство начнет поддерживать не только избранные, но и все отечественные медиа. Хотя бы для того, чтобы максимально исключить иностранных кураторов нашего информационного пространства: ведь защита информационного пространства это заявленная цель.

Вот выдержки из документа, который якобы определяет будущее информационного пространства в стране.

“Решение задач политической модернизации и дальнейшей демократизации общественной жизни связано с необходимостью либерализации информационной сферы, отказа от излишней регламентации отношений в сфере СМИ, усиления гарантий свободы слова и выражения мнений”.

Однако уже в введении элемент насаждаемой опасности приведет читателя к неизбежному выводу: надо контролировать, чтобы не допустить!

“Опасность распространения в медийном пространстве провокационного и дискредитирующего контента с использованием различных манипуляторных технологий подчеркивает важность обеспечения информационной безопасности граждан, особенно несовершеннолетних.

Кроме того, с распространением технологий «нейросеть» и «deepfake» существует риск вброса в медиапространство ложного видео-, аудиоконтента”.

“Анализ развития информационного пространства Республики Казахстан показывает необходимость принятия мер по защите отечественной информационной среды от внешнего деструктивного воздействия, дезинформации, негативным образом влияющих на ценностно-идеологические установки граждан и несущих угрозу внутриполитической стабильности”.

Прошлись здравым смыслом и по нашей сфере, констатируя очевидное:

“Интернет-СМИ стали превалировать только в формате новостных лент. Наряду с созданием профильных новостных материалов, остается актуальным развитие авторской и расследовательской журналистики. По-прежнему не обеспечивается оперативность информирования населения на местах, в том числе из-за нехватки профессиональных кадров, компетентных в вопросах конвергентной и мультимедийной журналистики”.

Объяснение такой ситуации тоже есть: “в стране с населением 19 млн чел. интернет-СМИ очень сложно монетизировать свою работу, что также негативно сказывается на компетенциях отечественных журналистов”.

Ну раз нет нормальной журналистики, источником новостей для людей становятся социальные сети (в которых уже не журналистские принципы и не объективность публикаций ставятся во главу угла) – как логично отмечено в тексте доктрины.

И снова угрозы:

“Развитие глобальных мессенджеров и онлайн-платформ кардинально изменило архитектуру медиаиндустрии. Отмечается высокий рост политизации некоторых социальных сетей, которые становятся одними из источников дезинформации”.

“Восприятие потока информации через короткие и яркие образы не дает целостного представления, приводит к фрагментарности знания. При отсутствии навыков критического мышления это создает риски масштабной дезинформации и манипуляции общественным мнением”.

Опустим перечисление целей, они традиционны для подобного рода доктрин: свобода слова, право граждан на доступ к информации, ориентиры на развитие, информационная безопасность, СМИ должны быть заинтересованы в предоставлении информации без искажения и манипулирования. Такие декларации можно слушать вечно, хотя даже упоминание обязательности некой объективности СМИ и отказа от манипуляции общественным мнением уже говорит о том, как сильно создатели доктрины хотели бы именно контролировать ситуацию на информационном рынке.

Как же государство собирается и журналистам угодить, создавая для них условия свободы слова и мнений, и обеспечить контроль и безопасность информации, которая, конечно же, не должна манипулировать общественным мнением?

Ничего нового. Все те же фантомные иллюзии о том, что общество каким-то образом должно быть не просто высоконравственным, но и самостоятельно обладать правильным собственным мнением. Вот как видят авторы ближайшее будущее нашего информационного кусочка мира:

  • В информационном пространстве обеспечен баланс интересов всех участников медийного процесса.
  • Правовые и институциональные механизмы регулирования и поддержки обеспечивают динамичное функционирование отечественной медиасферы.
  • Фундаментальные духовно-нравственные, традиционные ценностные установки в общественном сознании определяют основной идеологический вектор в информационном пространстве.
  • В обществе сформирован устойчивый иммунитет к деструктивному, манипулятивному и недостоверному контенту, создана эффективная система защиты информационного пространства от внешних угроз.
  • Граждане обладают высоким уровнем медийной и информационной грамотности.
  • Независимые авторитетные отечественные СМИ производят качественный контент, позволяющий конкурировать на мировом медиарынке.
  • Государственная информационная политика соответствует актуальным тенденциям развития информационного пространства, создавая предпосылки и условия для динамичного развития.

Это, конечно, концептуальный документ. Так сказать, список пожеланий. В нем декларируются вроде бы очевидно понятные вещи, как, например: поддержание и развитие конкурентоспособного и безопасного национального информационного пространства, укрепление местных СМИ, – или: формирование оптимальной модели партнерства государства и СМИ, в том числе механизмов стимулирования развития медиаотрасли. Но одних желаний мало.

И как же авторы документа предполагают повысить конкурентоспособность отечественных СМИ? Напомним, если вы не знали, одним из самых главных барьеров развития достойных СМИ является невозможность обеспечить финансирование, от которого не зависела бы редакционная политика, тем самым делая издания просто инструментами в руках генеральных спонсоров или основных источников денег для работы.

Но авторы доктрины продолжают перечисление умных и достойных целей (которые вообще не вяжутся с современными реалиями медиарынка и не будут вязаться с реалиями завтрашнего инфопространства). Планируется, в частности:

  • наращивание доли отечественного информационного продукта с аналитическим содержанием, способствующего развитию критического мышления у населения, формированию устойчивых морально-нравственных ориентиров;
  • стимулирование выхода отечественных производителей информационной продукции на внешние рынки;
  • освоение новых информационных трендов и цифровых технологий;

Попытки развивать регулятивно каждую из перечисленных способностей уже вызывают сомнения. Аналитики, честно говоря, не очень-то и нужны, потому что если всерьез копаться в происходящем, то у независимого аналитика появится слишком много вопросов, на которые не может быть озвученного в открытую ответа: например, о том, что на самом деле происходит в госзакупках, распределении прав на добычу ископаемых и раздачу ресурсов, как на самом деле работают местные власти. Какой интерес на внешних рынках к казахстанской медиапродукции, мы тоже знаем – никакой, и никакие декларативные пожелания этой ситуации не изменят.

Особый интерес вызывает ценностное наполнение инфопространства. Это стандартный набор, который не вызывает интереса у читателей, особенно в условиях, когда изданиями и источниками, которые искусственными методами насаждают ценности по списку, можно просто пренебречь. Но государство в соответствии с доктриной, судя по всему, продолжит платить за настойчивые попытки заставить людей думать о жизни вокруг так, как этого хотели бы чиновники. Все с тем же, увы, ничтожным результатом. Ведь уже во введении документам авторы вполне реально отметили два основных недостатка казахстанского информпространства: издания не способны зарабатывать на хорошей собственной (а не диктуемой им) информации, а следствие этого – все меньше профессионалов, способных привлечь аудиторию, остается в этих самых СМИ.

Так что перечитать список ценностей можно лишь за тем, чтобы в очередной раз убедиться, что доверять чиновникам полный контроль над такой тонкой и зыбкой сферой, как информационное пространство, вообще не хотелось бы.

Ценностное наполнение информационного пространства

  • независимость и патриотизм как главная ценность казахстанского общества,
  • справедливость, верховенство закона и нулевая терпимость к коррупции,
  • государственный язык, история и культура,
  • трудолюбие и стремление к знаниям,
  • семейные ценности и охрана детства,
  • созидательность и прогрессивность,
  • бережное отношение к природе, окружающему миру.

“Итогом реализации доктрины должно стать формирование отечественного информационного пространства как органичной и равноценной части мирового медиарынка.

Достижению целей и реализации задач доктрины будет способствовать активное вовлечение в нее институтов гражданского общества, СМИ и других субъектов информационного пространства Казахстана. Без сознательной и ответственной поддержки общественных институтов невозможно обеспечить полноценный информационный суверенитет”.

Так сказано в документе, ни одно из положений которого вообще не позволяет считать, что с таким декларативным подходам к формированию инфопространства хоть что-то полезное может получиться.

Новые статьи

Не пропустите
НОВОЕ