ЖИЗНЬ

“Сложные” пациенты, несознательные пешеходы и устаревший автопарк

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
2

Корреспонденты FACTUM провели несколько часов с бригадой скорой помощи чтобы понять, что мешает медикам нормально работать и почему уважение к ним просыпается только тогда, когда человеку плохо

Работу на скорой помощи трудно недооценить. Врач, фельдшер и водитель кареты несут огромную ответственность. Им нужно как можно быстрее добраться до пациента, поставить максимально верный предварительный диагноз, опираясь только на свой опыт и показания больного или его родственников и в случае необходимости так же быстро доставить человека до больницы. Смены у «скорой» суточные. К окончанию своего 24-часового рабочего дня медики буквально валятся с ног от усталости. Но дремать некогда – в трёхсотсорокатысячном городе кто-то постоянно болеет. Мы поговорили с каждым из трех сотрудников бригады во время их рутинной работы.

Врач – Ансаган Канасова:

-Я работаю в скорой уже четыре года. Окончила Семипалатинскую медицинскую академию. Сперва трудилась терапевтом, потом ушла в декретный отпуск и после него устроилась сюда. У меня папа медик. Он как узнал, что я хочу стать врачом, начал меня отговаривать. Но это моя мечта – спасать людей. Поэтому я здесь.

| © Factum, ® DEXIA

F: Тяжело на скорой работать?

– Тяжеловато, если честно. Экстренная помощь предполагает, что за несколько минут без анализов ты должен оказать первую помощь, поставить диагноз. В среднем среди рутинных вызовов у нас в день два срочных.

F: Регламент жесткий?

– Распорядок дня у нас примерно такой: на полчаса раньше приходим на станцию, чтобы успеть переодеться и ко всему приготовиться. Затем отмечаемся, что готовы к вызовам. У нашей бригады рабочий день начинается с 9 утра. Это значит, что в 9.00 уже выезжаем на вызов. Поднимаемся с диспетчерской, берем карточку. В течение четырех минут мы должны уже собраться и уехать. На срочный вызов едем со спец сигналами, с маячками. Бывает, когда давление нестабильное, состояние критическое – инфаркт, например, инсульт или ДТП. По рации выходим на обратном пути, говорим куда везем пациента и кому нас встречать, невропатологу, кардиологу или реанимации. И они уже наготове.  Мы только первую помощь оказываем в таких сложных случаях и сразу к ним.

| © Factum, ® DEXIA

F: В какой сезон вызовов больше?

– Обычно осенью, ближе к зиме. Потому что уже ОРВИ, хронические заболевания обостряются.

F: Ложные вызовы часто бывают?

– Да, случается. Хронические больные часто вызывают без причины, пожилые тоже случается. Расстроился человек, подумал, что ему стало хуже и сразу вызвал.

F: Каково общее отношение людей к врачам скорой помощи?

– Люди разные бывают. Некоторые, конечно, относятся негативно. Но, есть и те, кто благодарит, что приехали быстро, что помощь оказали.

F: Основные проблемы, мешающие вам быстро добраться до пациента?

– Не всегда нам дорогу уступают. Причем не только автомобилисты, но зачастую пешеходы не пропускают, когда мы со спец сигналами едем. Случается, таблички на домах отсутствуют и указатели, найти очень трудно. Особенно в частном секторе. А иногда сами пациенты неправильно называют.

F: Негатива много на вызовах?

– С кулаками, бывает набрасываются или с ножом нападают. Обычно стараемся успокоить больного, потихонечку, агрессию не показываем, немножко хитрим, спокойно разговариваем. После такого, знаете, хочется уйти. Потом успокаиваешься, приходишь в себя, думаешь и опять приходишь на работу.

F: А позитивные моменты случаются?

– Конечно. Бывают старые бабушки, которые доброжелательные такие, благодарят прям. Причем не только за то, что помощь оказали, но и за то, что поговорили с ними просто. Если случается роды принять, тоже всегда благодарят. Много таких случаев, когда люди нам благодарны.

F: А ругают часто?

– Часто. Бывает, вызовов очень много и от этого задержки. Есть экстренные вызовы, а бывает не экстренная категория. Бывает третья, четвертая категория. Мы на этот вызов в течение часа, например, можем приехать. А люди не понимают, ругаются. Спрашивают, где вы были, у меня ребенок задыхается. А ребенку тридцать лет и температура 37,2.

Фельдшер: Тилеген Толепбергенов

– Я на скорой ровно год работаю. Закончил медицинский колледж в Усть-Каменогорске. Фельдшером быть и помогать людям мне нравится. Физически не тяжело здесь, вот морально потяжелее будет.

| © Factum, ® DEXIA

F: Бывают у вас постоянные пациенты? К которым вы часто на вызовы приезжаете и уже знаете, что болит и как лечить?

– Да, есть такие конечно. В основном пожилые. Они в основном доброжелательные, даже слегка неудобно им, что побеспокоили нас, оторвали от других пациентов. Дарят нам яблоки, пытаются познакомить со своими внуками. В основном им внимание нужно, не всегда медикаменты. Живут одни, оттого все болячки проявляются.

F: С какими симптомами и болезнями чаще всего вызывают «скорую помощь»?

– Давление особенно часто. Хронические заболевания. Особенно гипертоников и астматиков у нас много.

Водитель – Талант Жолдыбаев.

– Работаю тут уже три года. С одной стороны, водителем просто быть. Главная же в бригаде врач. Куда скажет, туда и едем. С другой стороны, на мне ответственность за своевременную доставку и бригады, и пациентов. Смена у меня 24 часа длится. За это время бывает около двадцати вызовов. Но я привык, мне не тяжело.

| © Factum, ® DEXIA

F: Часто на дорогах вам не уступают, когда больных везете или на срочный вызов едете?

– Знаете, последнее время намного легче в этом плане стало. Сознательность у людей появилась. Но там, где стоят камеры, и водителю, чтобы пропустить меня, нужно нарушить, они обычно стоят до последнего. Кому охота штраф получить? Камере же не объяснишь, что скорая едет. Конечно бывает и на дороге не пропускают. Но это уже от нашего менталитета зависит. Пока ему самому в больницу не надо, ему остальные люди не интересны. Что с ними, успеют их довезти или нет – без разницы. Чаще всего нас игнорируют пешеходы. Когда нам нужно проехать через «зебру» или на их зеленый. Они видят, что мы летим с сиренами и мигалками, но все равно идут. Им тоже часто без разницы. Многие не слышат – в наушниках, а кому-то просто безразлично, у него же приоритет.

F: Во дворах есть проблемы с парковкой или подъездом?

– Да, много тупиковых дворов, где ни проехать, ни выехать. Люди там машины побросают, а нам как быть? Как проезжать к экстренному больному? А если его нужно выносить и грузить в машину? Что делать? Пока вызовешь полицию, пока они приедут. А счет на секунды идет. А в некоторых дворах вообще бетонные блоки стоят или трос натянут. Но самое удивительное, это когда стоишь у подъезда, ждешь вестей от врача, а позади подъезжают и начинают сигналить, чтобы уехал. То есть им неважно, что человеку плохо, им надо машину поставить.

F: А если вы нарушите ПДД, везя в больницу экстренного пациента? Вам поблажка будет?

– Никаких поблажек. Никаких льгот у нас нет. Нужно соблюдать.

F: Много в Усть-Каменогорске районов до которых трудно добраться?

– Да почти все, если говорить о зиме. То снег не почистят во дворах, то дорога не почищена. Но в основном конечно это дачи да частный сектор.

| © Factum, ® DEXIA

F: Запоминающихся случаев много с пациентами?

– Полно. То роды дома принимают, то в машине. То приезжаем на вызов, а там человеку руку циркулярной пилой отрезало, и она тут же валяется.

F: Зарплата у вас хорошая? Платят вовремя?

– Вовремя. Но мало. Оклад у меня 36 тысяч. Есть ночные надбавки, но они небольшие. А если во время вызова повредишь резину – за свой счет восстанавливаешь.

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
2

= ПОПУЛЯРНОЕ =

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: