ЖИЗНЬ

Мать, девятимесячный сын которой умер в университетском госпитале, обвиняет медиков в халатности и бездействии

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
2

9-месячный мальчик умер в ночь на 10 октября. Обстоятельства попыток его спасения медиками оказались настолько жуткими, что мать обвинила медиков Семейской детской инфекционной больницы и детского отделения НАО «МУС» в некомпетентности, халатности и бездействии.

Историю этой ужасной ночи она описала в обращениях на имя главы министерства здравоохранения РК, генпрокурора Казахстана, министра внутренних дел страны. Мать требует детального расследования ситуации, как она пишет: чтобы такого не повторилось с другими детьми. Потому что ее сын уже мертв.

Обновлено 21.00 12 октября: Затонским отделом полиции Управления полиции города Семей начато досудебное расследование по признакам состава уголовного правонарушения, предусмотренного ст.317 ч.3 УК РК (ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Вот ее версия событий.

Вечером 9 октября мальчик не брал грудь, у него были понос и рвота. Родители вызвали Скорую помощь, которая приехала через 20 минут после звонка. Ребенка даже осматривать не стали, а сразу отвезли в детскую инфекционную больницу Семея. В инфекционной больнице ребенка осмотрели и направили в детское отделение госпиталя Медицинского университета Семея – на консультацию хирурга, педиатра, невропатолога. На поездки до приемного отделения НАО «МУС» с момента звонка прошло больше часа. Бригада скорой оставила ребенка в приемном покое, где только через 15 минут его осмотрели педиатр и хирург (фамилии медиков указаны в обращении) – заявили, что эта проблема не по их профилю и… отказали в госпитализации. Сказали, что это не неврологическое (хотя мама говорила, что ребенок стоит на учете у невропатолога). Хирург предложил пройти УЗИ внутренних органов, мама согласилась.

В 9 вечера (через 15 минут после начала осмотра) ребенок затих, ему стало хуже, перестал реагировать. На просьбу еще раз осмотреть ребенка педиатр отказалась это сделать, сославшись, что организм обезвожен и надо пройти УЗИ. Спустя еще 20 минут УЗИ было пройдено, отклонений от нормы обнаружено не было. Снова вернулись в приемный покой, снова просили педиатра об осмотре, снова отказали: мол, это инфекционное заболевание, и после того, как будет готово УЗИ, ребенка отправят обратно, в детскую инфекционную больницу (скорую вызвали в 22.00, а до этого мать бегала с ребенком на руках по коридорам и просила о помощи каждого, кто в белом халате).

Педиатр все же осмотрела мальчика – когда в больницу приехали родители матери и возмутились бездействием медиков. К тому моменту у ребенка начались судороги, повысилась температура. Ребенка подключили к кислороду, поставили внутримышечные уколы (внутривенно не смогли: ни медсестра, ни затем анестезиолог не нашли вены). Все процедуры проводили в приемном покое.

Невропатолога вызвали лишь в одиннадцать вечера, приехала она спустя сорок минут после вызова. К тому времени ребенок был в бессознательном состоянии, судороги не прекращались, дышал с хрипом. Мальчика переместили в реанимационную, и в полночь реаниматолог сообщила матери, что ребенок под капельницей, судороги прекратились. Мать в реанимацию не пустили, отправив в комнату ожидания. Она немного успокоилась, сообщила родным об улучшении. К часу ночи реаниматолог сообщила: «Вашего сына нет, он умер».

Мать ворвалась в палату, схватила на руки ребенка. Его тело было холодным, и мать посчитала, что никакой помощи ему не оказывали, а мальчик мертв уже давно.

На следующий день история продолжалась: только в 15.30 отец ребенка и его родственники получили справку о смерти и тело ребенка.

 

Все вышесказанное – это рассказ матери, с которым она обратилась к генпрокурору, министру внутренних дел и главе министерства здравоохранения Казахстана. Ей уже не нужно сочувствия, она требует расследовать ситуацию. Она возмущена поведением врачей.

Мать считает, что смерть ребенка можно было бы предотвратить. Если бы в детской инфекционной больнице была бы оказана первая помощь, если бы педиатр в НАО «МУС» отреагировала бы профессионально на состояние ребенка, если бы в НАО «МУС» владели элементарными навыками и смогли бы ввести внутривенно препараты.

Ребенок, по словам матери, был здоровым, серьезных заболеваний не имел, его развитие соответствовало возрасту.

Мать все понимает, даже в скорби. Иногда медики не могут спасти детей, несмотря на все усилия. Она пишет, что не имела бы претензий к медперсоналу, если бы этот персонал выполнил свои прямые обязанности. Но она считает, что судьба ее ребенка оказалась в руках некомпетентных, халатных врачей. И он умер.

В предварительном свидетельстве о смерти указано, что вскрытием установлена причина смерти ребенка: неуточненная бактериальная кишечная инфекция. А смерть наступила от отека головного мозга.

Насколько нам известно, контроль качества медицинских услуг в данном случае должен осуществлять Департамент контроля качества и безопасности товаров ВКО. Госпиталь университета регулируется на республиканском уровне, он не подчинен областному управлению здравоохранения. Но вопрос уже и так вышел на уровень республики, так что оценку ситуации мы увидим по реакции Минздрава, Генпрокуратуры и Министерства внутренних дел.

 

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
2

= ПОПУЛЯРНОЕ =

Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: