ЖИЗНЬ

Почему государственные органы за счет бюджета работают под крышей партии Nur Otan?

Почему государственные органы за счет бюджета работают под крышей партии Nur Otan?
Насколько прилично для государственных органов работать под крышей конкретной партии?

У партий особая роль на политическом поле битвы – и услуги одной из партий государственным органам, оплаченные из бюджета, как-то не очень этично выглядят в этой ситуации. Но… это «традиция».

Судя по финансовому отчету партии Nur Otan, за 2020 год из бюджета в ее пользу и так было получено 7,9 млрд тенге (таков закон). Но еще почти миллиард партия заработала, сдавая в аренду свои помещения… государственным органам. За деньги, естественно.

Согласно тому же отчету, за 2020 год доходы партии от сдачи в аренду составили 783 млн тенге – это почти все коммерческие доходы Nur Otan за год.

Мы посмотрели, что такое коммерческие доходы партии от сдачи в аренду помещений.

Возьмем для примера государственное учреждение “Восточно-Казахстанский лингвистический центр” облуправления по развитию языков.

У него, конечно, есть свой небольшой бюджет – по планам госзакупок на 2021 год необходимо было освоить 14,2 млн тенге. Основные затраты – обычные для государственного учреждения: бумага, бензин, оплата телефонов, доступ к интернету, ручки, папки, услуги по чистке ковровых изделий, страховки, услуги баз отдыха или лагерей (почти на полмиллиона тенге), ремонт автомобилей, даже электрочайник нужен за 22 тысячи тенге. Людям нужно чем-то работать и как-то эту работу обеспечивать.

Но еще нужно место для работы. В собственности у государства очень много объектов недвижимости. Правда, все равно на всех не хватает.

Вот государственных кабинетов не хватило и нашему лингвистическому центру.

Две трети планового бюджета госзакупок – 9,3 млн тенге – от Лингвистического центра уйдет в партийную кассу Nur Otan в качестве арендной платы за кабинеты учреждения в здании ВК филиала партии, которое находится в Усть-Каменогорске на улице Касыма Кайсенова, 121.

У партии кабинеты нашлись для государственных нужд, у самого государства – нет.

Еще 2,2 млн Лингвистический центр заплатит ИП – тоже за аренду помещений. Но у ИП цена за квадратный метр 1700 тенге при 110 кв м аренды, а вот под крышей партии Nur Otan цена подороже – по 6 тыс тенге за квадрат при плановой аренде 129,2 кв м.

Тут надо уточнить – мы рассчитывали по условиям спецификации, в договоре, опубликованном в госзакупках, ни метраж, ни количество не приводятся (они есть в неопубликованном приложении к договору).

Мы старались, но не нашли ни одного примера, когда госучреждения арендовали бы офисы у других партий. То ли там нет нужного уровня, то ли не хотят, чтобы бюджет кормил какой-нибудь «Акжол» или «Ауыл» вот так – косвенными деньгами.

Да разве только лингвистический центр платит? Думаете, никто больше из госорганизаций не отстегивает партии власти бюджетные деньги за квадратные метры?

Платят.

По данным портала госзакупок, в 2021 году с ВК филиалом партии Nur Otan заключили договоры аренды офисов 22 госорганизации. На 55 миллионов тенге. Большинство из закупок были осуществлены по методу из одного источника путем прямого заключения договора, и лишь пять из 23 договоров – по несостоявшимся закупкам (тоже из одного источника).

Платят аппараты акимов – поселка Глубокое, Улкен-Нарынского сельского округа.

Платят отделы акиматов – отдел земельных отношений в Глубоковском, Тарбагатайском районах; отдел ЖКХ, пассажирского транспорта и автодорог, отдел предпринимательства Глубоковского района; отдел предпринимательства и туризма Риддера, отдел экономики и финансов Катон-Карагайского района, зайсанский отдел физкультуры и спорта, отдел предпринимательства и сельского хозяйства Тарбагатайского района, отдел экономики и бюджетного планирования района Алтай, отдел финансов Бородулихинского района, отдел предпринимательства и промышленности города Алтай.

Платят Центр территориального управления акимата Усть-Каменогорска, Молодежные ресурсные центры Кокпектинского и Бородулихинского районов.

Но все же под партийной крышей в Восточном Казахстане лучше всего развиваются языки (ну или им в гонке за кабинеты в принадлежащих государству зданиях не повезло).

Риддерский центр обучения языкам – платит.

Центр обучения государственного и других языков Бородулихинского района – платит.

Да и отдел культуры, развития языков, физической культуры и спорта города Риддера – тоже платит.

И Дом дружбы в Курчатове – платит.

Платит даже областное управление по развитию языков – целому областному управлению не нашлось места в менее подпартийных кабинетах. Ну а с лингвистического центра этого управления мы начали свой рассказ.

Думаете, это только у нас? По всему Казахстану мелкие госорганизации платят за аренду помещений партии власти. По нашим подсчетам, только в системе госзакупок около 500 млн тенге получит партия из бюджета за аренду в 2021 году.

Это должно быть законно – ведь в системе госзакупок к законности сделок должны относиться очень внимательно. Да и внутри самой партии есть идеологи, контрольно-ревизионные комиссии – они бы не допустили подобного, если бы считали, что это способно дискредитировать партию.

Совсем не так с точки зрения налогоплательщика.

Мало того, что закон с 2009 года стал обязывать платить партиям бюджетные деньги по итогам выборов (Нур Отан в то время уже был в абсолютном большинстве в нижней палате парламента). Бюджетные средства партиям выделяются ежегодно в зависимости от представительства в мажилисе. Так еще и на оплату аренды коммерческих помещений уходят бюджетные деньги – налоги, которые в итоге тоже становятся финансовой поддержкой для партии. А прямые заключения договора говорят лишь о том, что это спланированная, сознательная и даже традиционная практика перетекания бюджетных средств в партийную кассу.

Членам партии должно быть вдвойне обидно – они платят членские взносы, а потом еще и их налоги снова идут в партийную кассу уже на оплату аренды для госорганов.

Читаем закон «О политических партиях» и находим там вот такой пассаж: «Имущество политической партии используется только для реализации целей и решения задач, предусмотренных уставом и программой политической партии».

Есть еще одно уточнение – госорганы и госорганизации, конечно, не имеют права жертвовать партиям деньги. Даже «Нур Отану». Но оказанные услуги оплачивать – могут. Даже с 12% переплаты для налога на добавленную стоимость. То, что это все равно в итоге бюджетные деньги в партийную кассу, причем очень конкретной партии, – ну что поделать, у нее есть кабинеты в аренду, у других лишних кабинетов нет, а они так нужны исполнительной власти. Да, часть денег вернется в казну налогами. Это утешает.

И мы понимаем закон так, что предоставление своих помещений в аренду госучреждению, которое таким образом попадает в условную зависимость от арендодателя, и получение таким образом бюджетных средств в виде поступлений от предпринимательской деятельности – это (согласно закону) цель и задача партии Nur Otan.

Зачем это государству? Ведь налицо явная зависимость арендатора от арендодателя, которая существенным образом влияет на работу государственного учреждения.

Даже если это партия власти, в которой состоят практически все чиновники, – но это все же разные институты, причем теоретически конфликтующие: у них должны быть разные цели.

Конфликт интересов – мораль и цели чиновника-госслужащего борются с интересами чиновника-партийца.
Должны бороться в идеальной системе ценностей.

 

Кстати, мы вспомнили, что в советские времена в основном здании ВК филиала партии Nur Otan размещался народный суд Октябрьского района и Областной суд. То есть по праву правопреемства, это здание перешло во владение государственных распорядителей. Но каким-то образом оказалось, что государству надо было от него избавиться, чтобы сегодня арендовать в нем кабинеты для государственных органов за, прямо скажем, немалую цену.
Вверх