ДИСКУССИЯ

Зачем государство говорит о необходимости поддержки массового спорта, но финансирует профессиональный?

Зачем государство говорит о необходимости поддержки массового спорта, но финансирует профессиональный?

Женский волейбольный клуб «Алтай» не выиграл ни одной игры на престижном клубном чемпионате мира 2021, который проходит в Турции. И выбыл из соревнований.

Те, кто ратует «за спорт», огорчились, увидев это в нашей ленте в Instagram.

Мол, девушки проиграли в битве лучших клубов, но попасть на сам чемпионат – это уже достижение. Мы согласны с тем, что этот клуб – лучший в Казахстане, однако за участие на этом чемпионате профессиональных клубов заплатил 99,9 миллиона тенге областной бюджет.

Еще раз. Бюджет, задача которого в числе прочего развивать любительский спорт и пропагандировать за госсчет здоровый образ жизни среди населения, за участие профессиональных спортсменов заплатил негосударственному предприятию деньги из государственной казны, чтобы сотрудницы этого предприятия, профессионалы в спорте, поехали на профессиональный же чемпионат и поборолись там за звание лучших среди профессионалов. Если тут и есть отношение к развитию здорового образа жизни населения, то разве что имиджевое, пропагандистское – то есть «понты», если говорить простыми словами.

Маштабы госфинансирования спорта

Волейбол

То же ТОО «Волейбольный клуб «Алтай», единственным учредителем и директором которого на сегодняшний день является Мархат Ченваев, за последние пять лет получило из госбюджета (через областное управление физкультуры и спорта) более 5 миллиардов тенге, в том числе в прошлом году – больше миллиарда, а в этом – около 700 миллионов тенге.

Футбол

Еще один поставщик в системе госзакупок – Профессиональный футбольный клуб «Алтай». Тоже – товарищество с ограниченной ответственностью. Единственный учредитель (и, соответственно, бенефициар деятельности ТОО) – Руслан Кайролданов, он же директор. За последние четыре года предприятие получило от государства 2,7 миллиарда тенге, в том числе в 2021 году более 600 миллионов тенге.

Обязательства и условия клубов

Если у футбольного клуба есть хотя бы обязательства по обеспечению подготовки, содержания и участия в соревнованиях детско-юношеских футбольных команд городов Семей и Усть-Каменогорск (а также по наличию программы развития детско-юношеского и молодежного футбола), то у волейбольного нет и этого, в техспецификации указана идеально размытая формулировка «Обеспечить развитие массового спорта по направлению волейбола».

Кстати, крайне любопытный нюанс об условиях договоров спортивных клубов с государством. Авторами технических спецификаций на свои услуги в документации заказчика (!) указаны… владельцы волейбольного и футбольного клубов соответственно.

Это при том, что в самой форме спецификации указано, что она должна заполняться заказчиком (то есть государственными чиновниками), а не исполнителями. Получается, что государство просто определило, сколько денег оно отстегнет из казны, а владельцы клубов сами себе поставили условия отработки этих денег. Великолепный подход!

Гандбол и не только

А еще есть «Спортивный профессиональный клуб Алтай-Атлет» с суммой договоров по госзакупкам в 2021 году больше 1 миллиарда тенге. Тоже – ТОО, тоже единственный учредитель физическое лицо – Виталий Цыкунов. У этого предприятия, кстати, есть обязательства по развитию массового спорта по многим видам спорта: гандбола, баскетбола, настольного тенниса, мини-футбола, водному поло, синхронному плаванию, прыжкам в воду, плавания. Но есть и вполне конкретный договор на подготовку, содержание и участие спортсменов на республиканских и международных спортивных соревнованиях по легкоатлетическим видам спорта с таким же конкретным перечнем необходимых показателей: до 75 медалей, в равной степени золотых, серебряных и бронзовых.

Цели развития спорта – подготовленные участники соревнований, что само по себе явление не массовое.

Есть и «Мужской волейбольный клуб Алтай». Тоже ТОО. Тоже учредители физические лица, на этот раз два: Бекжан Ахметжанов и Сергей Куфрин. Объем госфинансирования в 2021 году – 400 миллионов тенге.

Массовый спорт

Но есть и «Центр  интеллектуального и спортивного досуга «Happy Time». Это уже индивидуальный предприниматель Бакытжан Канапиянов. Объем госфинансирования в 2021 году – чуть больше 70 миллионов тенге. И лишь работу вот этого Центра еще как-то можно рассматривать как исполнение государственных задач именно в развитии массового, не чемпионского спорта. Но рассказ о том, какими именно средствами развивает государство массовый спорт через этот центр, мы подготовим позднее. Вы наверняка будете впечатлены.

Эффективность? О чем вы?

Так что же получает государство, население страны, из казны которой только по указанным контрактам уйдет в 2021 году около трех миллиардов тенге?

Спортивных казахстанцев? Нет.

Прибыльность, полученную от спортивных мероприятий? Нет.

Окупаемость вложенных средств, пусть и без прибыли? Тоже – нет.

Гордость казахстанцев за спортивные успехи сотрудников частных предприятий? Это есть.

Но с таким же успехом мы могли бы гордиться и признанными спортивными достижениями акима Усть-Каменогорска Жаксылыка Омара – по крайней мере он хотя бы не делает спорт своей основной профессией и не работает на частную контору.

Откуда пошло госфинансирование спорта

В советские времена (откуда и пошла практика финансирования государством спорта) весь спорт в СССР был формально любительским. Впрочем, получать зарплаты за период занятия спортом и спортивные стипендии в период учебы любителям можно было с 1974 года. До 1981 года существовало требование, согласно которому профессионалы не могли участвовать в олимпиадах. И все советские спортсмены были номинально трудоустроены не в спортивных предприятиях, а на заводах, фабриках, в армии. Хотя, мы же все равно понимаем, что зарплаты они получали за спорт.

При этом все спортивные организации принадлежали государству, даже материально-техническое и методическое обеспечение, спортивный инвентарь, форма, помещения добровольных спортивных обществ и спортивных клубов обеспечивалось профсоюзами (то есть отраслевыми предприятиями, принадлежащими государству), хотя частично и взносами членов этих обществ.

И тут существует одно огромное «но!». Во времена СССР победы на спортивных состязаниях мирового уровня были в первую очередь политической целью социализма.

И одним из способов развития спорта достижений было финансирование государством массового спорта, интереса к нему – со школьной скамьи, в подавляющем большинстве случаев на бесплатной для спортсменов основе с выбором самых перспективных из огромной массы советских школьников и созданием из них мировых чемпионов. И интерес к спорту был масштабный – причем не только детей, но и взрослых, и пожилых. Это тоже стоило огромных денег, но и результаты охвата населения массовым спортом были поразительны. И при этом государство вкладывало солидные деньги и в спорт высоких достижений – олимпийские игры, чемпионаты мира, международные состязания.

Сейчас изменилась система, кардинально изменились цели, однако на постсоветском пространстве финансирование спорта высоких достижений (уже профессионального) почему-то осталось государственной задачей, оплачиваемой напрямую из государственного бюджета, либо через окологосударственные структуры.

Спорт достижений и спорт коммерции

А вы наверняка знаете, чем именно отличается при капитализме любительский спорт (поощряемый государством) от профессионального (в котором государство если и есть, то в большинстве стран лишь как распределитель спонсорских средств)? Как раз тем, что цели любительского спорта – достижения, а цели профессионального – шоу, коммерческая прибыль.

В подавляющем большинстве стран профессионалы умеют зарабатывать в спорте, не тратя для этого государственные средства.

У них высокие зарплаты, потому что в странах, где довольно толстая прослойка буржуа и относительно состоятельных людей, профессиональные спортивные шоу – это источник солидной прибыли для владельцев клубов: мерч, билеты, рекламные контракты, доходы со стадионов… Именно эта прибыльность профессионального спорта и сформировала доходы профессиональных спортсменов – они стоят оправданно дорого, как, например, и звездные актеры Голливуда, фильмы с участием которых не просто окупают производство, но и позволяют сделать киноиндустрию высокоприбыльной отраслью.

А мы, Казахстан, не умея сделать прибыльным местный профессиональный спорт, все равно тянемся на уровень умеющих зарабатывать соперников, а потому вынуждены и зарплаты платить спортсменам-отличникам на уровне мировых, а то они просто не согласятся принимать казахстанское гражданство под крохотный спортивный гонорар.

Как, например, стала казахстанкой кубинка Юнеска Роблес Батиста, чтобы в 2018 подать в суд на все тот же «Алтай», обвинив его в неуплате положенных ей 10 млн тенге, а потом в 2019 году получить хотя бы два миллиона по мировому соглашению и уйти в «Жетысу», за который, кстати, сейчас играет и любимая восточноказахстанцами Алия Садыкова. Кстати, Юнеске Роблес Батисте и ее клубам не особо и помогло казахстанское гражданство, потому что ее наниматели не оформили еще и смену спортивного гражданства – и на протяжении многих лет спортсменка, будучи формально казахстанкой, на самом деле считалась кубинской спортсменкой. Что мешало ей выступать за сборную Казахстана, например. Играть за Казахстан она сможет только с февраля 2022 года.

Так что нанимать легионеров – то еще удовольствие, на них распространяются ограничения по количеству в команде, да и возможности их использования тоже ограничены.

Мировая практика профессионального спорта – это самостоятельное зарабатывание денег клубами или привлечение меценатов, спонсоров, рекламных контрактов. Но никак не финансирование интересов частных компаний за счет государственных бюджетов.

И у нас тоже есть практика получения рекламных контрактов: тот же «Алтай» в этом году подписал партнерский договор с онлайн-букмекером Parimatch. Вернет ли ТОО «ВК «Алтай» хотя бы часть средств от рекламных контрактов государству, которое на протяжении нескольких лет влило миллиарды государственных средств в становление и укрепление профессионального клуба.

Это было бы справедливо, но мы знаем ответ – нет, даже сам вопрос о таком повороте событий вызовет недоумение.

Выхода нет?

Мы понимаем, что если прекратить государственное финансирование профессионального спорта, то у нас он просто не выживет. У нас нет достаточного количества людей, готовых тратить на спортивные шоу такое количество денег, которое могло бы содержать команду и поддерживать уровень зарплат спортсменов, трансферты, участие в соревнованиях и прочее.

Про уровень зарплат и цену трансфертов вопрос особый. Будь спортсмены бюджетными сотрудниками, то не очень просто было бы начислять им зарплаты мирового уровня (а часто еще и при отсутствии достойных результатов) или покупать легионеров. Но в частных клубах зарплаты могут быть любыми – и государство все равно их оплатит, через один большой годовой контракт. Итог один, хотя процедуры разные.

Правда, напомним, что в мире капитализма считается, что, если на предложение нет спроса, значит, это предложение никому не интересно или просто слишком дорого, чтобы наряду с прочими расходами населению хотелось оплачивать еще и спортивные шоу профессионалов. И если в стране сами люди не способны поддерживать спортивные коммерческие проекты, то логично предположить, что людям будущее спорта не очень-то и важно. Впрочем, и так довольно посещаемость спортивных состязаний даже при условии бесплатных билетов на них – иллюстрация того, насколько людям это интересно. В конце концов намного более яркое шоу (в тех странах, где научились зарабатывать на них) можно увидеть и на экранах телевизоров или в интернете.

Но если бы государство высвободило бы деньги, отдаваемые сегодня профессиональным клубам (мы оценили по стране плановые расходы в системе госзакупок только по статье «услуги спортивных клубов» – это 34 млрд тенге в 2021 году)… И пустило бы их на реальное развитие массового спорта – что при этом мы бы потеряли? Профессиональные частные клубы? Повод чиновников гордиться «эффективным» вложением госсредств, потому что массовый спорт не столь заметен, чем яркие победы профессионалов?

Слова и дела

Но как раз об этом, кстати, и говорил президент страны в сентябре 2020 года: «Миллиарды средств из бюджета государственных и квазигосударственных компаний расходуются неэффективно. Приоритет нужно отдать массовому спорту, физкультуре и детям».

С момента произнесения этих слов прошел год. В Восточном Казахстане как платил бюджет частным профессиональным спортивным клубам, так и платит. Слов президента о смене приоритетов никто не воспринял настолько всерьез, чтоб изменить практику госфинансирования спортивных задач.

Вверх