ЖИЗНЬ

Приюты для собак как альтернатива убийству брошенных животных. Разговор с Алиной Сайфуллиной о том, как, зачем и за сколько может сущестовать такой приют

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
31

… ОТ РЕДАКЦИИ

Предвосхищая сомнения: содержание приюта для собак – это крайне невыгодное дело, если бюджет приюта определяется волонтерами и заинтересованными спонсорами. И то, что о приютах вообще заговорили с трибун государственной власти – уже достижение. Приют как бизнес  сегодня – не самая лучшая идея для инвестиций: все очень дорого, а власти как проявили интерес, так могут и забыть о нем, если вдруг окажется, что гуманная альтернатива отстрелу одичавших собак будет слишком дорого обходиться городскому бюджету.

Ежегодно, особенно после наступления холодов, в Усть-Каменогорске можно увидеть бродячих собак, сбившихся в стаи. Причем как на окраинах, в частном секторе, так и в центре города. Поведение замерзших, оголодавших животных может быть непредсказуемым. Нападения одичавших собак на людей – не просто случаются, это главная «страшилка» при рассмотрении вопроса – что с ними делать. Потому и методика освобождения города от брошенных животных – отлов и уничтожение.

Полгода назад аким Усть-Каменогорска Жаксылык Омар поддержал отлов и отстрел бродячих животных как основной метод решения проблемы. Чем навлек гнев многих защитников животных. Затем градоначальник предложил приюту для животных “Преданное сердце” территорию в городской черте. Потому как сейчас приют, помещение животных в который пока является единственной альтернативой отстрелу, вынужден арендовать территорию промышленной базы.

Директор приюта “Преданное сердце” Алина Сайфуллина рассказала FACTUM о перспективах развития организации и о том, как бороться с безответственными хозяевами, а заодно и выгодно ли содержать приют для животных.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Приют “Преданное Сердце” существует уже несколько лет.  С какими проблемами за это время пришлось столкнуть и почему приюту пришлось переезжать на новое место?

– Приют, в общем, существует семь лет. Мы четыре года существовали в Согре, в частном секторе. Но были постоянные жалобы соседей на лай собак. Своими силами нашли этот участок земли на базе. Платим ежемесячную аренду за территорию 40 тысяч тенге, 20 тысяч тенге – коммунальные расходы. Своими силами контейнеры закупили, сделали ремонт и так уже живем здесь три года.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Сколько сейчас питомцев содержатся в приюте?

– Больше 120 собак. Но мы уже не считаем, потому что каждый день количество меняется. Чаще всего – увеличивается. Потому что каждый день то ДТП, то подрали кого-то. Основным «поставщиком» являются дачники, частный сектор. И всегда большое количество собак, щенков в коробках после того, как дачники съезжают и оставляют своих животных на брошенных на сезон дачах. Логика у некоторых такая: доживет собака до весны впроголодь, нет – так другую заведем. Легко и просто. А осенью жители частного сектора любят выпускать собак на свободный выгул. Собаки сбиваются в стаи, а в период спаривания собираются 20-30 кобелей и «гуляют» по всему городу.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

 F: Сложно прокормить такое количество собак? Сколько они съедают в сутки?

– Непросто. Съедают 50 кг крупы и 60 кг мясной обрези. И сухой корм даем. Два сотрудника работают. И то очень сложно. Анна у нас больше четырех лет работает. Нужно на всех собак сварить. Кухня на улице, здесь не справляется.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Во сколько обходится в месяц содержание приюта?

– В месяц около 300 тысяч тенге, не считая лечения собак. До миллиона тенге в месяц может дойти. Например, за последние четыре дня пять собак в “ZOOVITA” пришлось направить на лечение. Опять не менее полумиллиона нам придется выплатить клинике.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Ваш приют является альтернативой отстрелу в Усть-Каменогорске?

– Любой приют, пока не будет закона об ответственном содержании животных, пока не будет чипирования и тотальной стерилизации, будет альтернативой. Но на самом деле сейчас любой приют захлебнется – слишком много в городе одичавших или брошенных собак. Смысла в такой альтернативе как полноценном варианте решения проблемы еще нет. В Усть-Каменогорске из приютов один наш собачий. Есть еще “Защити жизнь”, у них только кошечки. Передержка у неравнодушных людей, которые своими силами по 20-30 животных содержат.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: В прошлом году в акимате Усть-Каменогорска заявили, что вам выделят территорию под приют?

– Выделили землю. Это просто пустырь за ТД “Бастау”. Там нужно будет своими силами возводить забор, строить здания (или все это опять будем делать из контейнеров). Нужны вольеры. Это дело не одного дня и не одного месяца. Все делаем своими силами. Нужно будет разобрать существующие вольеры, нанимать сварщиков, бурить скважины, проводить электричество. Заново вся работа.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: То есть, при желании приют не расширится?

– А там некуда. Там со всех сторон базы.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Государство оказывает какую-то финансовую поддержку приюту?

– Со стороны государства часть денег, выделенных на отстрел, выделили нам на стерилизацию наших бездомных животных. 10 миллионов тенге выделили отделу ветеринарии. А нам чуть больше 1,4 млн тенге два года подряд. Это на 93 собаки и 67 кошек. Тендер выигрывает ветеринарная клиника. Мы собираем сторожей, которые охраняют дачи, гаражные кооперативы, базы. Работникам жалко собак: одну прикормили, две, они сбиваются в огромные стаи. Всегда звонят: заберите, вот, приблудились. Мы стараемся приблудных поскорее простерилизовать, чтобы дальше не плодились.

 

F: Как обстоит ситуация с приютами по Казахстану? В каждом крупном городе есть приют?

– В Нур-Султане есть приют. Аким Нур-Султана вообще постоянно выделяет деньги на содержание. У нас же все своими силами. В Алматы маленькие приюты, но их тоже много. В Семее есть приют.

F: В Семее приют недавно выиграл крупный грант. А вы на гранты не подавали?

– Нет, не подавали. Недавно мы связались с “Фондом Бриджит Бардо”, но у нас нет ветеринарной клиники. Мы пользуемся услугами частных ветеринарных клиник. По 400 тысяч в месяц уходит на услуги ветклиники.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Какая практика по содержанию приютов во всем мире? Не везде же платит государство?

– Волонтеры играют очень большую роль. В той же Германии за счет волонтеров существуют приюты. Было бы хорошо, если бы вышел закон о содержании домашних животных. Чтобы накладывался какой-то налог за содержание нестерилизованных животных.

F: Есть у “Преданного сердца” какие-то перспективы расшириться?

– Не знаю даже. Мы в надежде, что все-таки закон примут. В России вот приняли. Самое главное, нас услышали. Мы подписали петицию, которую подписали 10 тысяч казахстанцев. Возможно, когда будет принят закон, мы будем сотрудничать непосредственно с нашими властями, чтобы общегородские правила создать. Не только на уровне государства. В каждом городе должны быть свои городские правила содержания и выгула собак. В Восточном Казахстане – есть областные правила, до 2014 года существовали городские. Учитывая, что ситуация различна, например, в деревне и городе, пожалуй, стоило бы вновь вернуться к практике установления правил содержания домашних животных для каждого населенного пункта. Кстати, у нас уже выделено три участка под выгул животных.

Редакция FACTUM | © Factum, ® DEXIA

 

F: Выгодно быть владельцем приюта?

– Наоборот, мы все вкладываем. Здесь заработка абсолютно никакого нет. Мы складываемся, и каждый месяц не хватает денег «закрыть дыры». У меня свой бизнес. Я, мои единомышленницы, складываемся. Бывает, работнику нечем заплатить. Мы – волонтеры. Питомцы нам как дети. Мы их любим.

 

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
31
Вверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: