ЖИЗНЬ

Молоко за вредность, царская водка, мука и сода – ингредиенты жизни современных химиков-технологов

ФОТО ВИТАЛИЯ ИВАНОВА
Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
92

Корреспонденты издания побывали в химической лаборатории.

Ничего не трогать, не нюхать и тем более – не пробовать, как бы аппетитно ни выглядела концентрированная кислота в колбочке! Ничего не трогать, не нюхать и тем более – не пробовать, как бы аппетитно ни выглядела концентрированная кислота в колбочке!

FACTUM продолжает серию репортажей о рабочих профессиях Восточного Казахстана. Мы рассказываем вам о простых людях, труд которых очень важен для стабильного функционирования гигантов промышленности, целых отраслей экономики, или для их семей.

На этот раз речь пойдёт о химиках, трудящихся на большом металлургическом предприятии. Это уникальные люди. Они проводят весь день в окружении колб и пробирок с царской водкой и спиртом, знают, как при помощи соды и муки определить процент содержания драгоценных металлов и получают молоко за вредность.

Месторождение Бакырчик в Жарминском районе. На данный момент разрабатывается оно карьерным способом и входит в число объектов компании «Полиметалл» под названием – проект Кызыл. Мы уже рассказывали, как здесь работают геологи.

Но сегодня – химия!

Здесь функционирует своё химическое царство. Почти 90 человек задействованы в проведении и контроле сложных физико-химических процессов, позволяющих извлекать из горной породы драгоценные металлы. Химики-технологи, они же химики-исследователи, химики-аналитики, лаборанты химического анализа, легко и непринуждённо переводят породу из твёрдого состояния в жидкое и наоборот, одновременно получая массу интереснейших и нужных производству сведений.  Впрочем, должности работающих здесь людей поражают своим разнообразием, но в душе они всё равно остаются химиками, делающими в сутки несколько сотен анализов продуктов переработки обогатительной фабрики, горных пород, поступающих от геологической службы, объектов окружающей среды.

ФОТО Виталия Иванова

Здесь удалось претворить в жизнь мечты многих алхимиков средневековья. Сотрудники лаборатории из обычных на вид камней извлекают золото и серебро, скрытые в них, попутно отделяя свинец. Сегодня в кабинетах лаборатории можно найти множество разнообразных химических реактивов, колб для проведения испытаний и химических реакций, запасы спирта и царской водки и, конечно же, массу вытяжек, утилизирующих вредные испарения. Реактивы при нагревании становятся опасными для здоровья, поэтому кроме колб и пробирок, у каждого сотрудника есть респиратор, специальная одежда и химически стойкие перчатки. Ну и естественно, в голове у каждого специалиста, кроме формул, стопроцентное знание техники безопасности.

ФОТО Виталия Иванова

«У нас и молоко за вредность выдают. Это хорошая традиция – считается, что оно выводит из организма различные токсичные соединения. Вообще, работа интересная. Особенно, когда внедряешь что-то новое и добиваешься стопроцентного результата во время химических опытов», – рассказывает во время экскурсии по кабинетам инженер-методист Гульмира Кыстаубаева.

Когда мы входим в зал для химических испытаний, провожатая призывает нас не подходить слишком близко к лаборанту, разливающему по пробиркам цветные жидкости, ничего не трогать руками и тем более не пробовать на вкус. В безобидных на вид стеклянных приборах находятся опасные для жизни кислоты (если их применять не по назначению).

«Сейчас с помощью царской водки мы растворяем металлы. Эта жидкость не имеет никакого отношения к спиртным напиткам. Это смесь концентрированных соляной и азотной кислот, она способна растворить почти любые драгоценные, так сказать, царские металлы, поэтому её так и называют. Затем в дело вступает изоамиловый спирт, эту жидкость тоже не стоит употреблять внутрь, так как она токсичнее этанола в 10 раз минимум и вообще ядовита, она впитывает в себя все драгоценные металлы из раствора. Так происходит переход из твёрдой фазы золота и серебра в жидкую, их растворение и осаждение», – рассказала нам Гульмира Кыстаубаева.

И хотя времена Менделеева, Ломоносова, Лавуазье, Нобеля и Склодовской-Кюри уже прошли, профессия всё ещё очень популярна. Вообще профессия химика очень нужна и востребована. Местные специалисты своей работой гордятся, совершенствуют навыки и внедряют химические формулы в реальной жизни. Надежда Смолякова, лаборант 4 разряда, рассказывает нам об особенностях своей работы, ловко смешивая концентрированные азотную и соляную кислоты в соотношении 1 к 3.

ФОТО Виталия Иванова

«Я наизусть помню множество формул химических, не скажу, чтобы это пригождалось в жизни, но в работе очень. Вот смотрю я на пачку соды и перед глазами – Na2CO3, на соль – NaCl, наливаю в колбу азотную кислоту и вижу HNO3. Мне очень интересно с помощью нескольких химических реакций узнавать процентное содержание какого-либо элемента в том или ином веществе. В глобальном смысле, это очень нужно для сохранения баланса в природе, особенно в промышленных районах, в моей конкретной ситуации – на работе, это нужно для того, чтобы труд сотен людей в итоге принёс пользу», – говорит она.

Конкретно в центральной химической лаборатории занимаются определением содержания золота в тонне руды. В среднем на месторождении Бакырчик это 7-8 граммов. В различных химических реакциях применяются не только реагенты, но и вполне обыденные продукты, известные всем. Например, соду и муку высшего сорта используют в процессе амальгамации золота. В душе каждый химик мечтает открыть какой-то новый, неизвестный науке элемент или хотя бы соединение, считавшееся до его опытов невозможным. В современных реалиях их работа состоит по большей части в совершенствовании уже известного и в приближении к идеалу.

ФОТО Виталия Иванова

В другой части лаборатории проекта Кызыл моделируются физико-химические процессы, проходящие на обогатительной фабрике. Здесь применяют новые методики, реагенты и прочие составляющие для того, чтобы облегчить или убыстрить производство и сделать его более качественным. Удивительно, но и здесь есть место для творчества и легенд, особенно учитывая обилие химических формул.

ФОТО Виталия Иванова

«Мы испытываем массу реагентов для замены или улучшения процесса. Это мини-модель обогатительной фабрики, на которой мы проводим исследования для достижения производством оптимального результата. Здесь в основном физико-химические процессы проходят, флотация. Это вообще сложнейшие процессы, проходящие на границе раздела фаз, простор для творчества просто огромный. Кстати, одна из легенд изобретения процесса флотации, на котором сегодня зиждется 95 процентов мирового обогащения металлов, это наблюдение за женщинами у реки во время стирки. Методика один в один, как говорится», – поведал нам главный обогатитель (да, есть такая должность) Роман Марянян.

Класс
Класс Супер Ха-ха Ух ты Кранты Ужас
92
ВВЕРХ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: